Люстры и светильники в нижнем новгороде купить люстру в нижнем новгороде.


На главную

Осипов А.В. Особенности симптоматики и психореабилитационной работы с различной категорией пострадавших во время террористического захвата школы №1 города Беслан // Психология.Пермь. – 2006. - №10. с 2-4


Features of semiology and psychological rehabilitation of various categories of victims during terrorist capture of school of №1 cities of Beslan

September, 1. What emotions arise at the Russian citizens at a mention of this of «significant date»? After September, 2004 «Day of knowledge» began to cause in souls of many people feeling of alarm, grief and grief on innocently killed victims of act of terrorism at school of №1 of Beslan cities.
The basic contingent of victims are children, but also there were also adults - teachers, relatives and the parents accompanied schoolboys on the first bell which for many began the last.

Особенности симптоматики и психореабилитационной работы с различной категорией пострадавших во время террористического захвата школы №1 города Беслан

Первое сентября. Какие эмоции возникают у российских граждан при упоминании этой «знаменательной даты»? После сентября 2004 года «День знаний» стал вызывать в душах многих людей чувство тревоги, печали и скорби по невинно убиенным жертвам террористического акта в школе №1 города Беслан.
Основной контингент пострадавших - это дети, но также были и взрослые – учителя, родственники и родители, сопровождавшие школьников на первый звонок, который для многих стал последним.
Состояние детей в первые дни после освобождения вызывало беспокойство и оставляло желать лучшего. После первичного осмотра психиатрами почти всем детям был поставлен диагноз – посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). 
Рассмотрим наиболее выраженные реакции на психотравму.
-       В первую очередь коснемся страхов. В первые дни дети испытывали чувство тревоги и страха, если поблизости не находилась питьевая вода, вплоть до неспособности спокойно отойти ко сну. Также важным аспектом было присутствие родителей или родственников, имеющих первую степень родства.
-       Нарушение сна. В первые несколько недель отмечалось плохое протекание глубокой фазы сна или же полное его отсутствие. Многие были извлечены из-под завалов, что способствовало развитию фобических реакций на темноту. Во время сна снились кошмары, имели место и «флэшбэки».
-       Чувство вины. Его проявления были различны, многие потеряли родителей, так что не удивителен факт развития этой реакции. Детям казалось, что они каким-то образом могли спасти своих близких. Или же то, что если бы они не потеряли в этой суматохе их из виду и приложили все усилия, чтобы оставаться рядом, то вероятнее всего не произошло данной потери.  
-       Раздражительность. Больше всего она проявлялась во время практической работы: рисование, лепка, легкие физические нагрузки. Возникала она, если что-то не получалось или же при резкой потере интереса к проводимым мероприятиям по психокоррекции и дальнейшем нежелании этим заниматься.
-       Повышенная настороженность. Постоянные расспросы об охраняемости медицинского учреждения, где они прибывали. Это сопровождалось постоянными расспросами о количестве охранников и их вооружении. Выдвигались просьбы о том, чтобы  сотрудники милиции стояли возле каждой двери. Отлучение близких лиц из палаты сопровождалось расспросами о причине ухода и длительности расставания, это сопровождалось при каждом повторяющемся действии.
-       Психосоматические проявления. Появление различных болей, не имеющих под собой факторов внешнего воздействия и внутреннего нарушения. Энурез. У многих встречалось затрудненное дыхание, возникшее из-за чрезмерной плотности людей, находившихся в спортзале, где содержались заложники, и неспособности, в силу явных факторов угрозы жизни, в достаточной мере удовлетворять одну из важнейших потребностей человека в насыщении организма человека кислородом.
Важным фактором, затрудняющим работу, было то, что, в отличие от ситуации со взрослыми, пока мало что известно о проявлениях ПТСР у детей. Отчасти это объясняется теми трудностями, с которыми приходится иметь дело при организации исследования непосредственно после катастрофы. Другой причиной служит вполне понятное стремление взрослых оградить ребенка, пережившего катастрофу, от дополнительных страданий, связанных с тяжелыми воспоминаниями. Кроме того, взрослые не вполне отдают себе отчет в том, что пострадавшие дети могут испытывать тяжелые переживания, а психологические исследования катастрофы требуют детального изучения.  [5,1]
Приведем некоторые проводимые психокоррекционные мероприятия, направленные на снятие негативных эмоциональных состояний.
……..

Литература
1.     Зинкевич-Евстигнеева Тренинг по сказкотерапии – СПб, 2004 г. – с. 254
2.     Колодзин Б.  Как жить после психической травмы  // Энциклопедия здоровья. Нетрадиционные методы и средства лечения заболеваний. - Нальчик 1995 г. – с. 544.
3.     Копытина А.И.  Практикум по арт-терапии – СПб, 2001 г. – с. 448
4.     Крукович Е.И., Ромек В.Г.  Кризисное вмешательство – Минск, 2003 г. – с. 12.
5.     Уильям Юл, Рут М.  Стратегия вмешательства при психических травмах, возникших вследствие масштабных катастроф – с. 20. 

Старший психолог-инспектор
Отдела воспитательной работы и психологического обеспечения
Управления кадров Главного Управления МЧС России по республике Северная Осетия – Алания старший лейтенант внутренней службы
А.В. Осипов
artur_935@mail.ru