waterpik www.dent-shop.ru/category_42.html


На главную

Рахманина И.Н. Влияние межличностных отношений в семье на адаптацию личности подростка // Психология.Пермь. – 2005. - №8. с 8-10


Влияние межличностных отношений в семье на адаптацию личности подростка

В отечественной психологии показано (Д. Б Эльконин [17], Л. С. Выготский [5], М. И. Лисина [9], В. С. Мухина [5] и др.) что с возрастом меняется мировоззрение ребенка, тип его ведущей деятельности, формы взаимоотношений с другими людьми, особенно со взрослыми и сверстниками. Для младшего школьника и тем более для подростка оказываются неприемлемыми те отношения, которые сложились в раннем детстве. В связи с этим, очевидно, должно меняться и отношение родителей к ребенку. Именно в этом возрасте родительские отношения претерпевает самый существенный кризис: с одной стороны, родитель стремится сохранить свою связь с ребенком, а с другой – он должен не только мириться с отделением ребенка, но и желать этого. Согласие родителей со свободой ребенка – это признание его права на собственную жизнь. Предполагая свободу, родители программируют необходимость опоры на себя, на собственную самостоятельность. Именно это способствует умению строить свою жизнь по собственному желанию, что, в свою очередь, расширяет адаптационный потенциал личности. Ограничения и запреты тормозят или полностью блокируют успешное развитие системы саморегуляции у ребенка. Это приводит к тому, что родители становятся субъективированной «системой регуляции» для ребенка, в которой он будет нуждаться постоянно. Такого рода зависимость существенно снижает адаптационные возможности личности ребенка и приводит к невозможности защититься от неблагоприятных воздействий внешней среды через собственную активность и собственные действия.
Ряд исследователей (16) полагают, что нарушения взаимоотношений родителей и подростка могут быть самой различной этиологии. Значительную роль играют ценностные ориентации семьи, недостаток педагогической культуры родителей, особенности их личности. Наибольшее значение при этом имеют те нарушения, которые связаны с неблагоприятными особенностями семьи. Выделяют так же ряд нарушений во взаимоотношениях подростка с взрослыми, обусловленных нарушением воспитания.
Так например, З. В. Баерунас выделяет варианты воспитательных ситуаций в семье, которые способствуют возникновению дезадаптивного поведения, среди них отсутствие сознательного воспитательного воздействия на ребенка; высокий уровень подавления и даже насилия в воспитании, исчерпывающий себя, как правило к подростковому возрасту; преувеличение из эгоистических соображений самостоятельности ребенка; хаотичность в воспитании из-за несогласия родителей.
В своих исследованиях А. Е. Личко [10] выделяет четыре стиля воспитания, способствующие появлению отклоняющегося поведения у подростков: 1) гиперопека различных степеней: от желания быть соучастником всех проявлений внутренней жизни детей (его мыслей, чувств, поведения) до семейной тирании; 2) гипоопека, нередко переходящая в безнадзорность; 3) создание кумира семьи: постоянное внимание к любому побуждению ребенка и неумеренная похвала за весьма скромные успехи; 4) ситуация, создающая «золушек» в семье.
По мнению Б. Н. Алмазова [1] динамика отклоняющегося поведения школьника, вызванная его социальной дезадаптацией имеет три стадии: 1) компенсаторно-уступчивую, когда ребенок или подросток стремится снять внутреннее напряжение в связи с неблагоприятными обстоятельствами внешней среды, дезактуализацией главной цели, переориентацией на цели более общего порядка; 2) конфликтно-демонстративную, возникающую, если предшествующая линия поведения не приносит желаемых результатов; 3) внутренней средовой изоляции, когда учащийся перестает считать себя членом группы и начинает ориентироваться на мнение единомышленников.
Таким образом, дезадаптивное поведение подростков, с которым приходится сталкиваться психологу учебного заведения, вытекает из конфликтов в межличностных отношениях, а чаще всего из нарушений во взаимодействии родителей и детей. По мнению Личко А.Е.[10], основным источником психогений у подростков является семья.
В рамках проводимого исследования нами осуществлялась диагностика внутрисемейных отношений, целью которой было выявление в жизнедеятельности определенной семьи тех нарушений, которые способствуют возникновению проблем в детско-родительских отношениях, а также выявление тех психологических особенностей членов семьи, от которых зависит коррекция имеющихся нарушений. Основным контингентом диагностируемых семей – были семьи тех подростков, которые либо не успевают в учебе, либо демонстрируют девиантное поведение, как на занятиях, так и во внеурочное время.
Для диагностики внутрисемейных отношений были выбраны две методики: проективный тест «Семейная социограмма» и котерапевтическая компьютерная система Келли – 98.
Для примера рассмотрим результаты диагностики Андрея Д., 15 лет. Андрей обучается на первом курсе, в первый месяц занятий показал хорошие знания по предметам, однако в середине первого семестра стал активно пропускать занятия, рейтинг его оценок резко упал вниз, наблюдались и вспышки агрессивного поведения по отношению к одногруппникам и преподавателям. К психологу обратилась мама Андрея, которая жаловалась на его замкнутость, грубость, излишнюю, на ее взгляд, самостоятельность. Результаты методики «Семейная социограмма» показали наличие актуального конфликта в семье.
Андрею было предложено компьютерное тестирование, на которое он согласился. Рассмотрим данные, полученные в результате тестирования. В процессе формирования списка персонажей Андрей сообщил о семье ряд анамнестических сведений. Несколько лет назад отец ушел из семьи, однако, недавно родители пытались наладить семейные отношения, но это им не удалось. Через некоторое время после неудачной попытки родителей в семье появился отчим, который, по словам Андрея «вроде бы ничего, но мы ему не нужны». Проблемы внутрисемейных отношений сказываются и при выборе референтной группы «родительских персонажей» – мать, отец, отчим. При выборе персонажей в системе «взрослый – взрослый» подросток испытывал затруднение, сказал что настоящих друзей у него нет.
Выявление конструктов методом триад в целом не вызвало затруднений. Конструкты, характеризующие  «родительские» персонажи продуцировались весьма эмоционально, учитывая данный факт, а также содержание конструктов можно заключить что существует проблема взаимоотношений Андрея со взрослыми членами семьи.
Анализируя общие (всего было обследовано 64 подростка) данные, полученные в результате компьютерной диагностики, мы обнаружили, что у 75 % обследуемых подростков система представлений, влияющих на взаимоотношения с людьми, относится к «жесткому» типу, которому свойственна категоричность в суждениях и оценках, что служит причиной для нарушения контактов и возникновения конфликтов. Однако категоричность суждений можно отнести к проблемам возрастного характера. 25%  имеет рыхлую систему конструктов, что свидетельствует о нарушении психической адаптации. В 37,5 % случаев  психологическая проблема  подростка носит ситуационный характер, в 62,5 % случаев – личностный. Анализ конструктов, время оценки персонажей и эмоциональные реакции при формировании списка персонажей, позволил выявить тех представителей референтной группы, с которыми у подростков существуют проблемные, напряженные отношения.
87,5 % обследуемых демонстрируют наличие проблем именно в группе «родительских» персонажей.
Кроме того, анализ результатов диагностики так же показал, что 56,3 % подростков имеют напряженные отношения с братьями или сестрами. В большинстве случаев негативное отношение к которым сознательно отрицается. Однако, при обсуждении значений второго и третьего факторов, позволяющего выявить неосознаваемые установки - основными названными причинами, по которым обследуемые избегают их осознания, были: «стремление быть лучше брата (или сестры)», «быть более замечаемым родителями, чем брат (сестра),  «быть любимым ребенком в семье».  Согласно Воробьеву В. М. [4] с развитием дезадаптивности человек утрачивает четкое осознание блокированной актуальной потребности, в данном случае родительской любви. Среди диагностируемых подростков 71,8 % затруднялись ответить на вопрос, любят ли их родители и братья (сестры) и в чем это выражается, при этом 15,4 % из них отрицали потребность в родительской любви. 
Психическая адаптация, как и физиологический адаптационный синдром описанный Селье Г. [15], имеет три фазы протекания. Наблюдать течение первой фазы, мы не имеем возможности, так как она протекает в раннем детстве и основана на избирательном отношении родителей к детям, стимулирующим у них дух соперничества, проявляющийся в борьбе за родительскую любовь. Вторая стадия заканчивается включением механизмов психологической защиты, которые должны обеспечить избирательную устойчивость к психологическим факторам вызвавшим психическую дезадаптацию. Если в подростковом возрасте мы имеет дело с механизмами психологической защиты, выработанными в ответ на невозможность заслужить признание и любовь родителей, то, скорее всего адаптивные ресурсы психики оказались недостаточны.
Потребности, доминирующие в отношениях личности, образуют ее жизненную позицию, которая может быть противоречивой. Эта противоречивость, в конечном счете, проявляется или внутриличностной конфликтностью невротического плана, или отклонениям поведения от принятых в обществе норм. Сформированные при этом защитные механизмы переносятся подростком за пределы семьи и способствуют социальной дезадаптации. Поведение такого подростка отличается стремлением к соперничеству, завистливостью, агрессивностью либо манипулятивностью, зависимостью либо бунтарством.

ЛИТЕРАТУРА
1.        Алмазов Б. Н. Психическая средовая адаптация несовершеннолетних, Свердловск, 1986.
2.        Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы: Пер. с англ. \ Общ. ред. Мацковского – СПб: Лениздат,1992.
3.        Воробьев В. М. Келли – 98. Руководство пользователя компьютерной программы. Изд. 2 – е. СПб, 1998
4.        Воробьев В. М., Коновалова Н. Л. О профилактике     и терапии нарушений психической адаптации.// Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева,    №1, 1993.
5.        Выготский Л. С. Вопросы детской психологии. Собр. Соч. В 6 т. М., 1984, т.4.
6.        Желдак И. М. Искусство быть семьей. Минск: Лерокс, 1998.
7.        Захаров А. И. Психотерапия неврозов у детей подростков. Л.:  Медицина, 1982.
8.        Захаров А. И. Групповая психотерапия неврозов у детей:   Метод. рекомендации. Л., 1979.
9.        Лисина М. И. Проблемы онтогенеза общения. М., 1986.
10.     Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков, М., 1983.
11.     Мясищев В. Н. Основные проблемы и современное состояние психологии отношений человека// Психологическая наука в СССР. М.: Изд-во Академии пед. наук РСФСР, 1960.
12.     Мухина В. С. Проблемы генезиса личности. М., 1985.
13.      Рубинштейн М. М., Игнатьев В. С. Психология, педагогика и гигиена юности. М, 1926.
14.     Самоукина Н. В. Симбиотические аспекты отношений между матерью и ребенком. //Вопросы психологии// №3 2000
15.     Селье Г. Стресс без дистресса, М., 1982.
16.      Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис . Психология и психотерапия семьи, СПб., 2000.
17.     Эльконин Д. Б. Избранные психологические труды. М., 1989.

педагог-психолог Астраханского государственного колледжа профессиональных технологий,
аспирант  кафедры педагогической психологии Астраханского государственного университета И.Н. Рахманина