• Смотрите xigina.ru ресторан грузинской кухни.

192.168.1.1, и


На главную

Калинина К.В. Человек и Космос, или Где искать Бога?// Психология.Пермь. – 2009. - №17. с 19-30

Статьи 2003-2004 года

Статьи 2005-2007 года

Статьи 2008-2009 года


Статьи по номерам журнала
Человек и Космос,
или
Где искать Бога?

Есть Бог, есть мир, они живут вовек,
А жизнь людей – мгновенна и убога.
Но всё в себе вмещает человек,
который любит мир и верит в Бога.
(Николай Гумилев)


Своим названием и первым определением психология обязана греческой мифологии. Миф о любви небожителя, сына Афродиты, Эрота и красивой молодой женщины Психеи был для греков классическим образцом истинной любви, высшей реализации человеческой души. Психея-смертная, обретшая бессмертие благодаря великой силе любви,  стала символом души, ищущей свой идеал.
Со временем “психология потеряла свою душу, потом свое сознание, и у нее ничего не осталось кроме поведения”. Материалистическая, объективистская направленность прочно заняла превалирующую позицию в психологии. Ученые перестали отдавать себе отчет в том, что они исследуют вторичное: проекции души, ее низшие проявления - характер функционирования психики, ее приспособленность к миру, степень широты и качества удовлетворения потребностей и так далее. Жизнь человека потеряла высшее измерение и свелась к психофизиологическому процессу. «Научная психология должна вспомнить о том условии, с которого началась, условии, без которого она, как и все наши знания, не имеет конечного смысла, а именно – условии существования высших проявлений души, ее Божественного происхождения и бессмертия» (Б.С. Братусь, профессор МГУ).  Один из отцов-основателей современной научной психологии, физик и философ Густав Фехнер стремился использовать методы эмпирического анализа и научного измерения не для того, чтобы отрицать душу и дух, но чтобы помочь пролить на них свет. «Считать всю материальную вселенную внутренне живой и сознательной - значит придерживаться того, что Фехнер называл “светлым взглядом”. Считать ее косной материей, лишенной какого то ни было телеологического значения - значит, выбирать то, что он называл “мрачным взглядом”. Фехнер горячо защищал “светлый взгляд” и надеялся, что сможет его индуктивно подтвердить посредством своих психофизических экспериментов».
На протяжении всей истории человечества отдельные индивидуумы и целые группы людей утверждали неотъемлемую ценность и достоинство человеческой личности.  Однако в первой половине ХХ века в психологии доминировали два направления: бихевиоризм и психоанализ.  Механистические убеждения бихевиоризма и биологический редукционизм и детерминизм классического психоанализа не допускали возможности изучения ценностей, намерений, смыслов как элементов сознательного существования.
Работа русского физиолога Ивана Павлова об условных рефлексах породила “науку о поведении” - направление в академической психологии, во главе которого стоял Джон Уотсон. Позднее в терминологии Абрахама Маслоу “наука о поведении”, или бихевиоризм,  получила название “Первой Силы”. Представители этого направления делали акцент на объективность, старались применить методы и критерии физических наук к вопросам человеческого поведения. Они получили важные результаты, особенно в теории познания и изучении ощущений и восприятия. Однако “Первая Сила” систематически исключала субъективные данные о сознании и большую часть информации о сложности человеческой личности и ее развитии.  «Чтоб жизни суть постичь и описать точь-в-точь, / Он, тело расчленив, а душу выгнав прочь, / Глядит на части. Но... / духовная их связь / Исчезла, безвозвратно унеслась!» (Гёте  “Фауст”)
“Вторая Сила” возникла из психоанализа Фрейда и глубинных психологий Альфреда Адлера, Эрика Эриксона, Эриха Фромма, Карен Хорни, Карла Юнга, Мелани Кляйн, Отто Ранка, Гарри Салливана и др. Эти теоретики фокусировали свое внимание на динамическом бессознательном. Глубинное содержание человеческой психики, по их мнению, должно быть интегрировано с сознанием для создания здоровой человеческой психики. Основатели глубинных психологий считали, что поведение человека определяется главным образом тем, что происходит в подсознании. Психоанализ достиг значительных успехов, объединив теоретические аспекты психологии эго и теории объектных отношений.
Там где бихевиористы игнорировали сознание из-за того, что личностный субъективный характер делал его недоступным для научных исследований, глубинные психологи рассматривали сознание как относительно поверхностное выражение подсознательных побуждений.
В ответ на принижение души в образе человека, созданном когнитивными и социальными науками, появилось послание гуманистической психологии. В конце 50-х годов 20-го столетия начала формироваться “Третья Сила”, делавшая акцент на проблемы личности, самоактуализации, здоровья, творчества, внутренней природы, сущности,  становления личности, индивидуальности и смысла. Гуманистическая психология восприняла многие ценности иудейской, греческой философской мысли и европейской философии Возрождения и отразила характеристики, уникальные для человеческой жизни и делающие возможными такие явления как любовь, самосознание, самоопределение, личная свобода, алчность, жажда власти, жестокость, мораль, искусство, философия, религия, литература и наука.  Гуманистическая психология признает, что существование человека происходит на различных уровнях реальности: физическом, органическом и символическом. Она подчеркивает значимость свободы выбора, творчества, личной ответственности,  взаимодействия тела, разума и души.  Абрахам Маслоу, Карл Роджерс и Ролло Мэй на протяжении десятилетий оставались наиболее уважаемыми интеллектуальными лидерами гуманистического движения. Главная задача психологического консультирования в русле гуманистической психологии – это не давать советов, не решать за клиента его проблемы, а организовать процесс таким образом, чтобы клиент обнаружил в себе все необходимые ему ресурсы и смог ими воспользоваться.  Консультант - это отнюдь не советчик или врачеватель, но учитель и друг, который ведет заплутавшего в собственных проблемах, комплексах и переживаниях и оттого несчастного человека к пониманию самого себя, просветлению, одухотворенности и творческому отношению к собственной жизни и к себе. «Цель психотерапии - сделать людей свободными.  Работа психотерапевта должна заключаться в том, чтобы помочь людям обрести свободу для осознания и осуществления своих возможностей». Психологи-гуманисты выработали различные подходы в работе с человеком как целостной личностью, что позволило существенно расширить возможности изучения и изменения психологических, психосоматических, психосоциальных и духовно-психологических состояний. Кроме того, они стерли со слова “психотерапия” клеймо, которое характеризовало ее как метод лечения психически ненормальных людей, невротиков и психопатов. Они показали, что гуманистическая психотерапия отвечает также интересам здоровых людей, исследующих удаленные пределы человеческого потенциала и истинную, внутренне-присущую человеческому существу роль в поддержании гомеостаза планеты.
Ограниченность существующих понятийных систем и данные современных исследований в области сознания побудили психологов-гуманистов Абрахама Маслоу и Энтони Сютича дать начало еще одной психологической дисциплине, которая стала известна как трансперсональная психология, или “Четвертая Сила” в психологии. Эта область знания занимается изучением всего спектра человеческих переживаний, включая измененные состояния сознания, потребностей человека и его стремлений, выходящих за рамки самоактуализации и гуманистической психологии, более высоких уровней психических функций и духовных измерений.   Некоторые люди, удовлетворив основные психологические потребности и достигнув определенного уровня здоровья, начинают испытывать скуку и ощущение бессмысленности, их охватывает желание найти более высокие цели в жизни. Как указывал Карл Юнг,  некоторым индивидам вполне достаточно быть нормальными и приспособленными к жизни, другие же жаждут трансцендентального. Растущее количество публикаций свидетельствует о том, что болезням души посвящается все больше исследований, в которых применяются как методы современной психотерапии, так и техники духовных традиций. Трансперсональная психология представляет собой сегодня главную школу в психологии, которая серьезно относится к духовному опыту, пытается объединить науку и духовность. Наиболее влиятельны в ней пять главных подходов: теория систем, измененные (или дискретные) состояния сознания, холотропная модель Стэна Грофа, разнообразные формы юнгианской психологии (включая «неоюнгианский» вариант Майкла Уошберна) и спектральный или интегральный подход Кена Уилбера.
Несмотря на разнообразие методов и подходов в психологическом консультировании и психотерапии, психологические проблемы большинства людей не удается решать достаточно эффективно. После устранения одной проблемы, очень скоро на свет выходит другая. Однажды встав на путь психотерапии, человек возвращается к терапевту вновь и вновь. Многие люди становятся почти профессиональными пациентами. В кабинете терапевта они чувствуют себя свободно и создают иллюзорное впечатление эффективной терапевтической работы. Они делают проницательные замечания, яркие наблюдения, приобретают новые функции. Однако в мире за пределами кабинета противоречия обыденной жизни и текущие сложности парализуют человека при решении его проблем.
Здесь уместна аналогия с медициной. Европейская медицина не рассматривает человека как единое целое, а разделяет его на отдельно взятые органы и системы и, используя малые яды по теории Парацельса, пытается снять симптомы болезни. Большинству традиционных медиков приходится столкнуться с двумя серьезными дилеммами. Первая дилемма известна как “Картезианский дуализм” или проблема тела-ума. Простое объяснение этого заумного философского определения заключается в следующем: человек чувствует, что он наделен сознанием и свободой воли, однако физические науки ведут себя так, словно реальность представляет собой замкнутую материальную систему. Традиционный врач вынужден лечить пациента как биофизическую или материальную систему. Пациент рассматривается как физический механизм. Однако врач осознаёт, что ни он сам, ни его пациент не являются механизмами. Вторая проблема: Где локализуется болезнь? И где находятся причины болезней? Совершенно невозможно очертить границей “тело” заболевания, не говоря уже о вызвавших его причинах. Встает вопрос: может ли человек быть здоровым, когда больна вся биосфера? Получается, что врач, занимаясь лечением пациента, должен чинить маленькое звено в сильно поврежденной цепи событий. Любое заболевание каким-то загадочным образом глубоко вплетено в сети, системы и цепи патологий. Врач всегда ощущает внутреннее безумие ситуации, напоминающей военно-полевой госпиталь: врач на скорую руку латает раненых и посылает их назад на поле боя за следующей пулей.     Обратной стороной невероятно сложной проблемы определения и локализации болезни, является вопрос “Что понимать под словом здоровье?” Человек – это “многоуровневое” существо.  Помимо физического, он включает в себя эмоциональное, интеллектуальное и духовное измерения, которые не могут быть без остатка сведены к материальным процессам. С каким же измерением должен работать врач? Может ли человек быть здоровым, если он испытывает духовный голод?  Врач вынужден специализироваться в какой-то одной области и игнорировать все прочие. При таком раскладе врачу невероятно трудно сохранять здравый рассудок и порядочность. Чем эффективнее работа профессионального врача в традиционной медицине, тем менее человечным он становится. Врач осознаёт, что традиционная медицина калечит его как  человека и ограничивает возможности лечения, которые он может предложить больному.
Восточная медицина рассматривает человеческий организм  как целостность, старается понять глубинную суть явлений, происходящих в теле и сознании пациента, и выяснить их причину.  Она изучает микрокосм человека в его постоянных взаимоотношениях с внешним миром (макрокосмом). Древние тантрические тексты утверждают, что человеческое тело в буквальном смысле является микрокосмом, отражающим и содержащим в себе весь макрокосм. Если бы человек смог тщательно изучить свое тело и психику, он обрел бы знание всех феноменальных миров.
В процессе исследования измененных состояний сознания трансперсональная психология подтвердила, что в психике каждого человека таинственным образом закодирован весь Космос, и в процессе углубленного систематического самоисследования можно получить к нему доступ. Находясь в обычном состоянии сознания, человек не целостен, а раздроблен и отождествляется лишь с небольшим фрагментом того, чем он является в действительности. В холотропных состояниях сознания (от греч. hо1оs – “целое” и trереin – “двигаться в направлении чего-либо”), т.е. “ориентированных на целостность” или “движущихся в направлении целостности”, человек переживает вторжение других измерений бытия, которые могут быть очень интенсивными и даже ошеломляющими. Но при этом он все же не теряет пространственно-временной ориентации и отчасти остается в контакте с повседневной реальностью. Иными словами, он одновременно присутствуем в двух разных реальностях. Весьма важным и характерным аспектом холотропных состояний являются необычные изменения в чувственном восприятии. Эмоции, связанные с холотропными состояниями, простираются далеко за пределы повседневного опыта - от чувств экстатического восторга, небесного блаженства и непостижимого покоя до чудовищного ужаса, неудержимого гнева, бездонного отчаяния, гложущей вины и других крайних проявлений эмоционального страдания. Интенсивность этих переживаний сопоставима с описаниями адских мук в великих религиях мира. Человека могут посетить глубокие психологические прозрения, проливающие свет на его личную историю, на  движущие им  бессознательные силы,  на его эмоциональные затруднения и межличностные проблемы. Он может также испытать необычайные откровения, затрагивающие различные аспекты природы и Космоса и намного превосходящие его образовательную и интеллектуальную подготовку. Большинство этих интереснейших прозрений сосредоточено вокруг философских, метафизических и духовных проблем………………………………………………
К.В. Калинина
kalininakat29@rambler.ru