• Все про двигатель КАМАЗ 740.


На главную

Дмитревский А.А., Сазонова И.М. СПИД: приговор отменяется

Оглавление

Глава 8. КАК РАЗЖИГАЛАСЬ "ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ ПЕЧЬ"


Невозможно объяснить, почему врачи выписывают препарат АЗТ, несущий смерть людям, у которых нет никаких жалоб, кроме того, что в их крови обнаружены антитела к ВИЧ. К. Муллис, лауреат Нобелевской премии


РИТУАЛЬНАЯ СМЕРТЬ


Мнение по поводу. "ВИЧ-инфицированным современные лекарства не могут помочь абсолютно, но отдалить момент смерти могут. АЗТ с самого начала истребляет вирус почти полностью, остаются только устойчивые мутанты. Делятся они медленнее, и что удлиняет жизнь ВИЧ-носителя в общей сложности на год - три.
 Импортные двойные и тройные комбинации оставляют еще меньше мутантов - после их применения вирус вообще нельзя обнаружить. Они улучшают состояние больных и продлевают жизнь лет на десять. Так что вполне можно создать препарат, который увеличит предпоследнюю стадию лет на сорок. Но в России лечение тройными комбинациями ограничено из-за финансовых трудностей. Кстати, если при коммунистах, как принято сейчас говорить, только на препараты и эксперименты с вирусом специалистам выделяли 20 000 долларов в год, то теперь - 1000. С учетом зарплаты самих экспериментаторов.
 Как у каждого лекарства, есть и у АЗТ свои минусы... Препарат встраивается не только в вирус, но и в клетки организма. Это вызывает появление мутаций и может привести к онкозаболеваниям. АЗТ тормозит деление важных клеток, то есть мишенью для лекарства становятся все активно делящиеся клетки. Из-за токсичности АЗТ назначается только по жизненно важным показаниям. Но вместе с тем как можно раньше, это сразу существенно продлевает жизнь".
 Еще одна типичная информация на ту же тему: "Сейчас для беременных женщин существует комплекс медицинских мер, которые снижают риск рождения ВИЧ-положительного ребенка до 3 %. В 97 % случаев ребенок рождается здоровым, даже если оба родителя ВИЧ-положительные.
 Женщине с определенного месяца беременности начинают давать АЗТ, который блокирует вирус и снижает его количество. При родах ей делают кесарево сечение, чтобы ребенок не контактировал с родовыми путями. Когда ребенок рождается, первые шесть недель ему дают детский сироп АЗТ, а мать не кормит его грудью. Ребенок в любом случае родится с материнскими антителами к ВИЧ, и за два года они либо пропадают, либо становится ясно, что они его собственные".
 Таковы общепринятые версии насчет свойств АЗТ, опубликованные на этот раз в газете "Московский комсомолец". Возможно, журналисты уважаемого издания изменят свою точку зрения на этот "продлевающий жизнь препарат", познакомившись с историей его создания и внедрения на фармацевтический рынок.
 Как утверждают ученые СПИД-диссиденты, АЗТ был лицензирован в Америке в рекордно короткие сроки в 1987 году как антивирусный препарат. Для ускорения лицензирования лекарство не было испытано на лабораторных животных, что является обязательным этапом, предшествующим клиническим испытаниям нового препарата.
 Как уже отмечалось, АЗТ отличается высокой токсичностью. Тем не менее, в настоящее время его, как правило, назначают в комплексе с другими медикаментами аналогичного свойства, усугубляя пагубное воздействие на организм. Уже через несколько дней после начала приема таких лекарств у человека начинается анемия, тошнота, рвота. Такая "лекарственная терапия" нередко вызывает болезни, которые подпадают под разработанный американским Центром контроля над заболеваниями перечень СПИД-ассоциированных болезней.
 По данным профессора Дюсберга, 50-70 тысяч ежегодно заболевающих СПИДом американцев, а также около 200 тысяч тех, кому ранее был поставлен такой диагноз, ежедневно принимают по рецептам врачей эти опасные для здоровья медикаменты. Многие получатели антиВИЧ/СПИД-препаратов умирают через год - два, если они употребляют при этом наркотики, иные не протягивают и нескольких месяцев.
 К 1987 году, когда гипотеза ВИЧ/СПИДа уже получила широкое распространение, смертность среди представителей основной группы риска - больных
 гемофилией, инъекционных наркоманов и гомосексуалистов - оставалась на прежнем уровне и возросла только после начала употребления ими высокотоксичного АЗТ по рецептам врачей.
 Упомянутый ранее доктор Генрих Кремер подчеркивает, что "сегодня СПИД-медицина, прикрываясь всемирной "эпидемией", подвергает принудительному кормлению высокотоксичными препаратами затерроризированных пациентов".
 Швейцарский вирусолог доктор Альфред Хассиг утверждает, что "под воздействием муссируемых похотливой прессой фантазий о новой "чуме" медицинский истеблишмент трансформировал совокупность новых и старых симптомов в якобы единый патологический процесс - СПИД и связанные с ним заболевания.
 В этих условиях фармацевтическая индустрия смогла безнаказанно использовать этот искусственно порожденный страх смерти и применять мощные комбинации смесей высокой токсичности в глобальном масштабе в "борьбе" против болезни, якобы угрожающей всему человечеству. Доказано, что применение АЗТ приводит к снижению количества Т4-кле-ток, что является одним из признаков иммунодефицита. Пациент должен покорно испытать ритуальную смерть ради парализованного от страха перед эпидемией общества".
 По утверждению П. Дюсберга, уже более 50 тысяч человек приняли такую смерть.

БОЛЬШОЙ БИЗНЕС НА МАЛЕНЬКИХ ТАБЛЕТКАХ


О том, как создавался убийственный препарат, и скрытых пружинах воплощения этой идеи на страницах журнала "Континуум" рассказывает британский писатель и публицист, председатель Комитета по расследованию незаконных действий, связанных с применением АЗТ, доктор Мартин Уолкер (D-r. M. Walker):
 "После амбициозного заявления в апреле 1984 году доктором Робертом Галло о том, что "возможная причина СПИДа - это вирус", который впоследствии был назван вирусом иммунодефицита человека, ученые и многие другие причастные к проблеме СПИДа специалисты, не принявшие на веру это "открытие", пытались понять, каким образом гипотеза о том, что ВИЧ является единственной причиной многих СПИД-ассоциированных болезней - туберкулеза, пневмоцистной пневмонии, герпеса, саркомы Калоши и др.,- получила почти единодушное одобрение и превратилась в универсальный научный догмат.
 Гипотеза Р. Галло, которая никогда не была подтверждена научными доказательствами, оказалась более популярной, чем даже выводы одного из самых знаменитых французских вирусологов, за которым в настоящее время признано открытие ВИЧ, - Люка Монтанье, утверждавшего в 1991 году, что наличия одного только ВИЧ недостаточно, чтобы вызвать СПИД или СПИД-ассоциированные болезни.
 Однако немногие исследователи сосредоточили внимание на той решающей роли, которую сыграло в укреплении и практическом применении гипотезы Галло производство и реализация АЗТ - первого из лекарств, лицензированного в качестве так называемого антиретровирусного препарата.
 Как полагали обыватели, ученые не стали бы изобретать такое средство, если бы болезнь не была вызвана вирусом. На самом деле АЗТ стал, возможно, первым в истории медикаментом, вызывающим болезнь, для лечения которой он, собственно, и предназначался, - вместо восстановления иммунной системы он ее - разрушает.
 В 1987-1992 годах АЗТ являлся единственным медикаментом, лицензированным для лечения людей с диагнозом "ВИЧ/СПИД". В 1993 году публикация результатов медицинского исследования "Конкорд" с участием английских и французских ученых убедительно показала, что ВИЧ-положительные пациенты, принимавшие АЗТ, умирали быстрее и в большем количестве по сравнению с теми, кто не употреблял этот препарат. Изготовитель препарата "Фонд Велкам" (Welcome Foundation), его ученые и отдел информации напряженно работали с целью реабилитации лекарства и сумели в основном предать забвению эти выводы.
 АЗТ имел огромный коммерческий успех, но отнюдь не терапевтическую ценность. Препарат сыграл важнейшую роль в реализации суждений Галло о том, что ВИЧ является единственной причиной. СПИДа, трансформировав их от теоретических предположений в "неоспоримую" научную истину.
 В процессе производства и маркетинга АЗТ "Велкам" запустил в действие мощную машину обработки общественного мнения - с целью постоянного увеличения объемов продаж и расширения рынков сбыта препарата, даже когда выяснилось, что лекарство быстро приканчивало всякого, кто его принимал.
 Процесс реализации этой кампании лучше всего прослеживается в контексте мировой фармацевтики вообще и Фонда "Велкам" в частности.
 Мир фармацевтической промышленности оценивается ориентировочно в 130 миллиардов фунтов стерлингов. За последние 10 лет эту отрасль характеризовали особенно высокий темп развития и высокие прибыли.
 В середине 80-х годов Фонд "Велкам" официально не входил в десятку крупнейших мировых фармацевтических компаний. Но, по другим сведениям, Фонд уже тогда являлся чрезвычайно могущественной организацией. Его успех был обусловлен несколькими лидирующими на рынке продаж препаратами. Так, лекарство против вируса герпеса "Зовиракс" (Zovirax) являлось самым ходовым товаром "Велкам" на протяжении десятилетия. У компании, кроме того, имелись патентные права на производство ряда антибиотиков и антибактериальных средств, особенно септрина (Septrin), она выпускала также вакцину против коклюша, препараты для лечения животных, пестициды из органофосфатов и др.
 Тем не менее, основная проблема "Велкам" на протяжении 70-х и в начале 80-х годов состояла в том, что стиль работы все более отставал от требований рынка, прослеживалась тенденция к снижению объемов сбыта продукции. В этих условиях компания приступила к сокращениям расходов на персонал, закрывались некоторые из нерентабельных производств, развивался более профессиональный подход к маркетингу. К середине 80-х сфера деятельности компании распространилась на популярные в то время исследования в области биологии клетки, науки о жизни, генной инженерии. "Велкам" настойчиво стремилась найти более современное лекарство, которое могло бы занять лидирующее положение на рынке медицинской продукции.
 Доходы от деятельности Фонда "Велкам" инвестировались в Траст "Велкам" (Wellcome Trust), который к середине 80-х стал одним из крупнейших в Европе инвесторов медицинских исследований и был связан с другими аналогичными зарубежными фирмами. Многие ученые, связанные с работой в "Велкам", пополнили штат университетских факультетов и Законодательных органов во всем мире.
 Поскольку Фонд "Велкам" был основан американцем британского происхождения Вильямом Барроузом (William Burroughs), он присоединился к небольшому кругу очень могущественных англо-американских правительственных и неправительственных -организаций.
 С начала XX века между Великобританией и Америкой сложились особые отношения: различные организации ОПТА вместе с крупнейшими благотворительными фондами, транснациональными корпорациями, научными медицинскими учреждениями были тесно связаны с "родственными" по направленности деятельности фирмами в Великобритании.
 Так, крупнейший в Америке Фонд "Рокфеллер" (Rockefeller Foundation), который стоял у истоков научной медицины на рубеже веков, имел представителей Великобритании в своем правлении, как это было и в Фонде "Карнеги" (Carnegie Foundation). Фонд "Рокфеллер" и Институт Рокфеллера (Rockefeller Institute) оказывали финансовую поддержку английским больницам, университетам и проводимым в этой стране многим научным исследованиям.
 Сотрудничество Института Рокфеллера с Фондом "Велкам" и позднее с Трастом "Велкам" было очень тесным. После Второй мировой войны Траст, который был к тому времени почти банкротом, для возвращения на прежние позиции получил мощную американскую финансовую помощь, и к концу 50-х годов взаимные интересы Рокфеллера и "Велкам" охватывали многие области.
 К 80-м годам Фонд "Велкам" имел 40 основных дочерних компаний во всем мире. Самой крупной и обеспечивающей наибольший доход являлась дочерняя компания "Барроуз Велкам", которая находилась в США. Фонд совершил прорыв, и на японском рынке, расширив производственные мощности построенного там нового завода по выпуску лекарств.
 В 1995 году компания "Глаксо" (Glaxo) взяла под свой контроль Фонд "Велкам", получив основную часть контрольного пакета акций этой компании. Образовавшаяся компания "Глаксо Велкам" (Glaxo Wellcome) одно время была крупнейшим в мире производителем лекарств. Тенденция создания крупных корпораций появилась по причине необходимости распространения сферы влияния фармацевтических компаний на различные уровни и условия развития здравоохранения, администрации больниц, корпоративные медицинские программы, общественное мнение и политический истеблишмент.

Спасательный круг- АЗТ


АЗТ, известный также как "Зидовудин" (Zido-vudine) или "Ретровир" (Retrovir), изначально предназначался для борьбы не с ВИЧ, а с раковыми клетками. Препарат был разработан доктором Джеромом Горо-витцем (D-r. Jerome Horowitz) в 1964 году из экстракта спермы сельди и лосося во время выполнения неследований для Национального института рака США (НИР). Как и при химиотерапии рака, это лекарство использовалось для разрушения делящихся клеток, которые вызывали образование опухолей.
 Однако АЗТ не являлся избирательно цитотоксич-ным, то есть не обеспечивал "точечного воздействия" на клетку, и уничтожал все делящиеся клетки путем подавления воспроизводства их ДНК. Вместо снайперского попадания в опасную для организма клетку АЗТ, как из пулемета, "косил" все подряд.
 После того как разработки АЗТ по этой причине были прекращены, за данный препарат не стала браться ни одна фармацевтическая компания. Материалы об исследованиях АЗТ пылились на полках Национального института здоровья США (НИЗ).
 Решение о возобновлении экспериментов с АЗТ в 1985 году было вызвано тем" что после провозглашения в 1984 году начала "эпидемии" СПИДа в исследовательских учреждениях НИЗ проводились испытания антивирусных свойств всех лекарств, которые имелись тогда в наличии.
 АЗТ отправили в "Барроуз Велкам", руководителю отдела Д. Берии (D. Barry), который организовал исследования и получение положительного отзыва об антиретровирусных свойствах лекарства. После этого "Велкам" вручил дальнейшую судьбу АЗТ руководителю Национального института рака С. Бродеру (S. Broder). Выбор был сделан не случайно: этот институт входил в состав влиятельного Национального института здоровья, и, кроме того, там работал вирусолог Р. Галло, который уже успел зарекомендовать себя как честолюбивый ученый, готовый взяться за любое сулящее выгоду исследование. В 1984 году Бродер лично приобщился к проблеме продвижения гипотезы ВИЧ/СПИДа, став директором созданной Клиники по СПИДу (Special Task Force on AIDS).
 Коллективными усилиями АЗТ стал официально утвержденным средством для лечения ВИЧ/СПИДа. Благоприятные условия для продажи этого препарата обеспечило правительство США. Для оказания помощи Бродеру в решении вопроса успешного прохождения АЗТ через законодательные препоны и обеспечения своего права собственности на лекарство "Барроуз Велкам" в 1985-1986 годах передала Национальному институту рака 80 000 долларов.
 Исследования и разработка нового лекарства, включая медицинские испытания, как правило, длятся 10- 12 лет и требуют капиталовложений, средняя сумма которых колеблется в пределах 200-500 миллионов фунтов стерлингов. С помощью НИЗ компания "Велкам" сумела выполнить работу по АЗТ в рекордные сроки - всего за полтора года. В 1986 году в двенадцати медицинских центрах начались исследования по проверке эффективности АЗТ для лечения случаев заболеваний ВИЧ/СПИДом. На этом этапе лекарство впервые стало испытываться на людях.
  В 1992 году американский ученый и писатель, ныне известный СПИД-диссидент Джон Лорицен, действуя на основании Постановления о свободе информации, добился получения документов в Министерстве пищевой промышленности и лекарственных препаратов США (FDA), в которых обнаружил, что испытания АЗТ не были проведены так называемым слепым методом, как предписывается при выполнении таких исследований. Принимавшие в нем участие пациенты произвольно переводились из одной экспериментальной группы в другую. Была скрыта информация о серьезных побочных реакциях на прием АЗТ, включая 19 случаев анемии, потребовавших переливания крови для спасения жизни людей, а также о том, что в протоколы испытания были внесены изменения с целью представления результатов экспериментов в лучшем свете.
 Выяснилось также, что испытание АЗТ, проведенное в Бостонском медицинском центре, оказалось настолько хаотично организовано, что в январе 1987 года FDA было вынуждено провести специальное совещание по поводу целесообразности информирования общественности о данных, полученных в этом и других центрах, где также проводились эксперименты с АЗТ.
 В 1990 году компания "Велкам" смогла организовать широкую продажу АЗТ, убедив FDA лицензировать препарат для приема пациентами, протестированными как ВИЧ-положительные.
 Лишь после четырех лет лицензированного использования лекарства было установлено, что АЗТ обладает токсичностью, превышающей в 1000 раз значение, официально указанное "Барроуз Велкам" и на которое была ссылка в Настольном справочнике врача (Physicians Desk Reference) в 1986 году. При отпускной цене препарата 10 000 фунтов стерлингов на одного пациента в год компания-изготовитель пыталась сохранить дозировку максимально высокой. Однако к 1993 году дневная дозировка из-за высокой токсичности АЗТ большинством врачей была снижена с 1200 мг до 500 мг.

Лицензия на убийство


Одной из причин успешного лицензирования АЗТ в мае 1987 года британскими законодателями явилось то, что компания имела большое влияние на британское Агентство по контролю медицинских препаратов (МСА), которое регулирует все вопросы лицензирования и маркетинга медицинских препаратов. Основной структурой МСА является Комиссия по медицинским препаратам, которая консультирует министра здравоохранения. Другая Комиссия - по безопасному использованию медицинских препаратов - занимается выдачей лицензий. В 1985- 1989 годах одним из наиболее видных членов Комиссии по медицинским препаратам и одновременно советником министра здравоохранения по вопросам лечения ВИЧ/СПИДа был директор отдела разработок и исследований Фонда "Велкам" профессор Тревор Джоунс (Prof, Trevor Jones), который входил в состав руководства "Велкам" и отвечал за продвижение ЛЗТ на рынок. Кроме него не менее пяти других членов Комиссии в 1989 году имели свои интересы в компании или были связаны с ней.
 В результате общих усилий АЗТ всего за восемь месяцев был проведен через британскую систему лицензирования. Информация об обсуждении этого вопроса, состоявшемся в Комиссии по безопасному использованию медицинских препаратов, является засекреченной, и поэтому маловероятно, что нам удастся узнать, каким образом принималось это решение. Однако можно утверждать, что никакое другое лекарство с ярко выраженными антивирусными свойствами, которое последовало за АЗТ, не имело такой же возможности столь быстрого продвижения на рынок.

Фармацевтический монстр вырывается на простор


Вслед за Великобританией и Америкой к середине 1987 года АЗТ был лицензирован для применения уже в 15, а к ноябрю того же года - в 35 странах. В 1983-1987 годах в период особой активности по разработке и лицензированию АЗТ, товарооборот "Велкам" почти удвоился - с 674 миллионов до 1 миллиарда 132 миллионов фунтов стерлингов.
 Для обеспечения поддержки маркетинга за счет максимально агрессивной рекламы "Велкам" организовала по всему миру небывалую по размаху, в сравнении с проводимыми когда-либо на рынке медицинских препаратов, кампанию. Идея состояла в том, что если бы удалось продавать препарат оптом правительствам различных стран, то организовать дальнейшую его реализацию с учетом местных особенностей могли бы заинтересованные в этом многочисленные СПИД-организации, врачи, ученые этих государств.
 Лицензированию АЗТ в европейских странах предшествовали международные симпозиумы, направленные на привлечение внимания к этому вопросу политического и медицинского истеблишмента. Так, в сентябре 1987 года во Франции проводился симпозиум по перспективам внедрения АЗТ на фармацевтический рынок, 180 докторов и журналистов приняли участие в этом форуме, который состоялся в роскошной гостинице "Софитель" в Севре. Все расходы были оплачены "Велкам". Аналогичные акции сопровождали процесс лицензирования и в других европейских странах.
 Так, осенью 1987 года очередная международная акция на тему "СПИД и СПИД-ассоциированные раковые опухоли, в Африке" состоялась в Неаполе с целью "запуска" на рынок нового поколения тестов на ВИЧ, производство которых также было освоено компанией "Велкам". В подготовке этих мероприятий принимала участие одна и" фармацевтических компаний в "обойме" дружественной "Велкам" - империи Рокфеллера- "Эбботт лабораториз" (Abbott Laboratories). Следующая конференция, которая прошла в Эквадоре, также широко освещалась СМИ, в том числе - стран Карибского бассейна и Латинской Америки.
 Где бы ни останавливался курсирующий по миру "караван АЗТ", в его составе обязательно присутствовали врачи из Лондона, Парижа, Нью-Йорка, других крупнейших центров мира. Все расходы по реализации сценария продвижения товара на рынок полностью оплачивались "Велкам", "Барроуз Велкам", другими фармацевтическими компаниями, которые составляли картельную группу "Велкам".
 В декабре 1989 года очередной маркетинговый десант высадился в Бразилии, где "Велкам" создала лаборатории при участии Национального института рака, которую посетили врачи со всей Латинской Америки. Почетным гостем был министр здравоохранения Бразилии доктор Гуерра (0r. Guerra), который подтвердил готовность своей страны продолжить борьбу против распространения ВИЧ/СПИДа. Руководство "Велкам" выразило удовлетворение по поводу обязательств правительства Бразилии, отметив: "доктор Гуерра дал толчок рекламе нашей деятельности своим намерением вложить 130 миллионов долларов США для обуздания СПИДа. Значительная часть этой суммы должна быть израсходована на приобретение АЗТ".
 К марту 1988 года у "Велкам" имелись патентные заявки уже в 40 странах. Однако и два года спустя после единственного и неудачного испытания АЗТ научный мир по-прежнему нисколько не приблизился к доказательству реальной связи между ВИЧ и СПИДом. Оставались закрытыми для общественности данные о тяжелых побочных эффектах АЗТ, об опасной для компании статистике состояния здоровья пациентов, подвергшихся воздействию лекарства.

В одних умелых руках


Огромным преимуществом для любой фармацевтической фирмы и опасностью для пациентов является возможность компании производить, реализовывать лекарство и одновременно управлять процессом диагностики. Проблема, наверное, очевидна: любой шарлатан мог, образно говоря, одной рукой создавать оборудование или технологию, на основе которых ставился диагноз, манипулируя этим процессом, а другой - продавать пациентам лекарство от этой же болезни. Компании "Велкам" удался и этот прием.
 На ранней стадии "эпидемии" СПИДа у "Велкам" имелась исключительная монополия на ВИЧ-тесты, которые производила дочерняя компания "Велкам диагностике" (Wellcome Diagnostics). В августе 1984 г. "Велкам" начала активное сотрудничество с исполнительным директором британского Института исследований рака доктором Робином Вейсом (Dr. Robin Weiss). Это учреждение своего рода аналог американского Национального института рака, в котором у Р. Галло имелись патентные права на тесты. Доктор Вейс начал заниматься бизнесом с "Велкам", организовав производство тестов на антитела к ВИЧ. В 1985 году британский рынок сбыта тестов оценивался в пределах 3-4 миллионов, а мировой - свыше 180 миллионов фунтов стерлингов. О выпуске второго поколения ВИЧ-тестов "Велкозим ВИЧ моноклонал" (Wellcozyme HIV Monoclonal) было объявлено "Велкам" осенью 1987 года на симпозиуме в Неаполе.
 Медицинское оборудование, к которому относятся и тесты на ВИЧ, не подвергается столь жестким проверкам, как фармацевтические препараты. Не предусмотрены, и клинические испытания, экспертное обозрение. Производство компанией тестов на ВИЧ-антитела вызвало грандиозный скандал: все поняли замысел - продавать АЗТ всем получившим ВИЧ-положительный диагноз на основе применения этих тестов. Даже если бы ВИЧ являлся причиной СПИДа, и от АЗТ была бы хоть какая-то польза, сам факт, что одна фармацевтическая компания получила одновременный контроль над установлением диагноза и лечением болезни, являлся очевидным нарушением.
 Тем не менее, в течение первых пяти лет применения АЗТ "Велкам" контролировала почти все известные случаи ВИЧ/СПИДа в Европе и Америке, активно продавая препарат больным. В ноябре 1987 года было объявлено, что помимо 5000 больных американцев, которые уже подверглись лечению, будут проведены клинические испытания АЗТ еще на 6000 пациентах. В 1988 году 80 % больных из группы клинических испытаний по СПИДу, проводимых Национальным институтом аллергических и инфекционных заболеваний, были подвергнуты воздействию АЗТ.
 В 1992 году зависимые от компании ученые заявили, что было проведено 4000 отдельных исследований, которые якобы доказывали пользу АЗТ.
 В 1990 году "Велкам" поручила аналитикам фармацевтического рынка из фирмы Баклиз де Зойт Ведд" (Barclays de Zoete Wedd) подготовить доклад по вопросам перспектив и рисков при производстве и реализации АЗТ. Согласно полученному ответу, решение о выдаче лицензии и применении АЗТ для ВИЧ-положительных пациентов стабилизировало рынок сбыта препарата.
 В то же время аналитики предупреждали, что позиции АЗТ на рынке могут поколебать следующие факторы:
1) потеря актуальности препарата в случае открытия альтернативного лекарства против СПИДа;
2) любое публичное сообщение о токсичности препарата, влияющего на здоровье, а также выражение сомнений по поводу эффективности АЗТ;
3) возможно быстрое лицензирование лекарств, произведенных конкурентами;
4) спад эпидемии ВИЧ/СПИДа.
 Компания "Велкам" сумела избежать этих опасностей, и эпидемия "успешно развивалась".
 В Америке все исследования по ВИЧ/СПИДу контролировались Национальным институтом здоровья, который способствовал тому, чтобы ученые придерживались указанному им пути в борьбе с заболеванием. Им было разрешено проводить исследования ВИЧ, а также фармацевтических антивирусных средств, но не заниматься изучением предусмотренных самой природой возможностей организма, а также натуропатических препаратов для предотвращения расстройств или восстановления иммунной системы.
 В Великобритании финансирование и руководство экспериментов в области ВИЧ/СПИДа осуществлялось под контролем Совета по медицинским исследованиям. Вначале Совет был образован совместно с другими исследовательскими структурами в целях распределения средств, для научных исследований, являющихся приоритетными для страны. Основной структурой Совета был Комитет по терапевтическим испытаниям в области СПИДа (AIDS Therapeutic Trials Committee), отвечавший за отбор и просмотр результатов всех испытаний по данной проблеме, финансированных правительством и промышленностью в тот период, когда компания "Велкам" получила свою лицензию на АЗТ. Несколько членов этого Комитета получали деньги от "Велкам".

Обработка врачей


С самого начала "Велкам" продвигала АЗТ на рынок в качестве эксклюзивного и дорогостоящего препарата. Однако компания не должна была зависеть от врачей общего профиля (терапевтов) - самого большого по численности контингента медицинских работников, к тому же далекого от интересов медицинского истеблишмента. При реализации препарата рядовые врачи были серьезной проблемой для компании. Существенно опасение, что они могут прибегнуть к другим способам лечения ВИЧ-положительных пациентов.
 Компания "Велкам" организовала в широком масштабе обучение этих врачей" внедряя в их сознание мысль о чрезвычайной опасности инфекционного ВИЧ/СПИДа. Большинство врачей настолько начали опасаться за свое здоровье, что стали быстро переправлять ВИЧ-положительных пациентов в специализированные клиники, где их уже лечили по отработанной методике с применением АЗТ. Чтобы еще больше запугать этих медицинских работников, Главный медицинский совет (General Medical Council) приравнял к дисциплинарному проступку попытки их лечения ВИЧ/СПИД-пациентов.
 Компания "Велкам" помогла профинансировать создание образовательных материалов о ВИЧ/СПИДе для этой категории медицинских работников. Проект обошелся в 150 000 фунтов стерлингов и предназначался для "запуска" во все 11 000 клиник Великобритании:

Как подталкивали к "фармацевтической печи"


На начальном этапе развития "эпидемии" основным контингентом потенциальных больных или уже получивших диагноз "ВИЧ/СПИД", как известно, были гомосексуалисты. Эти специфические социальные группы оказались малоизвестны для "Велкам", не имевшей ранее опыта общения и работы с ними. Однако их необходимо было использовать в своих целях, так как именно эта категория людей составляла основной потенциал потребителей АЗТ.
 Агенты компании вошли в контакт с руководством так называемых организаций самопомощи людей, страдающих от СПИДа, которые возникали по всей стране. Это были своего рода клубы, где собирались не только геи, но и представители традиционной сексуальной ориентации, получившие ВИЧ-положительный диагноз. Для оказания влияния на эти структуры компания финансировала в той или иной форме деятельность всех более или менее крупных организаций такого рода. Там, где не было возможности делать это напрямую, компания давала гранты научным журналам, газетам и популярным изданиям, освещавшим деятельность этих сообществ, которые становились проводниками официальной доктрины ВИЧ/СПИДа, интересов "Велкам" и служили в качестве "трубопровода", по которому геи, беспокоящиеся о своем здоровье в связи с "эпидемией" СПИДа, проходили тестирование на ВИЧ и после получения положительного диагноза затягивались в "фармацевтические печи" химиотерапии, становясь потребителями АЗТ.
 Использование таких организаций, а также возникших в неисчислимом количестве всевозможных благотворительных общественных фондов и т.п., получающих деньги за проведение "борьбы" со СПИДом, до сих пор остается важнейшим фактором как в официальной политике в области СПИДа, так и в деятельности заинтересованных в неуклонном развитии "эпидемии" фармацевтических компаний, медицинского истеблишмента и других структур.
 Стратегия компании "Велкам", которой блестяще подыгрывали многие организации, была невероятно успешной. Так, произведенные в 1992г. 44,7 тонны АЗТ обернулись для компании прибылью в размере более 250 миллионов фунтов стерлингов. В следующем году прибыль была еще выше. За период с начала реализации смертельно опасного для пациентов и золотого для "Велкам" АЗТ этот препарат принес прибыль, исчисляемую миллиардами долларов.

Операция прошла успешно, но пациент умер


Инакомыслие часто базируется на интуитивном и проникающем в самое сердце чувстве справедливости или несправедливости, на моральных и этических вопросах, которые зачастую невозможно объяснить с точки зрения логики.
 Многие полагают, что только гипотеза Р. Галло о патогенном ретровирусе ВИЧ сформировала наше представление о СЦИДе и его социальных последствиях. На самом деле все сложнее. Сам Галло и его идея являются лишь продуктом социальных и коммерческих отношений, которые сложились в последние годы в науке.
 Если бы этот вирусолог представил свою теорию, как это принято в научной среде, в уважаемом научном журнале, а не на сенсационной пресс-конференции, его предположение было бы всесторонне проверено коллегами. Власти, которые несут свою долю ответственности за оценку научного опыта, также выразили бы свое суждение, клинические основы медицинских разработок получили бы огласку и широкое обсуждение, и диалектический процесс настойчиво бы двигался к достижению истины. Но в отношении гипотезы существования вируса, который приводит к СПИДу, не было ни клинических, ни биологических доказательств, ни компетентного рецензирования или публичного обсуждения. Наука оказалась погребенной под диктатом ничем не подтвержденной идеи.
 Галло конечно же не уникален в современном мире науки - с ее тысячами устремленных к успеху любой ценой ученых, с ее коммерческой составляющей, бурным ростом числа научных журналов, с тесно переплетенными интересами государственных структур и научных лабораторий. В первую очередь именно эти условия обеспечили практическую реализацию идеи о виртуальном ВИЧ в область материальной действительности.
 Профессор П. Дюсберг, описывая эволюцию вирусологии в Соединенных Штатах 80-х годов, делает вывод о неизбежности появления "открытия", подобного ВИЧ/СПИДу. Вначале в этой области был эпидемиологический подход к исследованиям, затем - со стороны клеточной биологии, потом было организовано производство АЗТ. Сложились долговременные отношения между компаниями, производящими препараты, и профессиональной медициной, между пациентами и лечащими врачами, сообществами геев и организациями "борцов" со СПИДом. Эти связи были сцементированы средствами массовой информации, нагнетающими в обществе страх перед заболеванием, изобилием умело расставленных психологических сетей.
 Постоянный шум вокруг производства АЗТ не оставил большинству людей никаких альтернатив, кроме как верить в то, что ученые вначале обнаружили ВИЧ - причину СПИДа, а затем посредством неимоверных усилий нашли средство лечения от этой болезни.
 Тот факт, что люди заболевали гораздо чаще и умирали быстрее, если они принимали АЗТ, не повлиял на представления общественности о том, что употребляющим АЗТ якобы становилось лучше или что они жили дольше, чем люди, которым этот препарат не был доступен.
 За последние несколько лет СПИД-наука отодвинулась еще дальше от реальных болезней людей. Сумасшедшая гонка ученых за реализацию никем не доказанной гипотезы ВИЧ/СПИДа придала новый смысл старой шутке: "Операция прошла успешно, но пациент умер*. СПИД-ортодоксы теперь открыто декларируют, что излечение больного уже не может служить критерием их деятельности. Чтобы сохранить свой авторитет, они окружили себя непроницаемой стеной, у них за многие годы развилась своя собственная парадоксальная логика. Так, в своей книге "Охота за вирусами" Галло выдвигает идею, что ВИЧ нужно уничтожить любой ценой, даже если при этом погибнет сам пациент.
 Создается впечатление, что СПИД-ортодоксы охвачены своего рода групповым психозом, периодически вырабатывая находящиеся за гранью здравого смысла тезисы типа: "Лекарства от ВИЧ/СПИДа не работают, потому что вирус очень умен и продолжает мутировать" (эти идеи, напомним, проповедует и академик В.В.Покровский), или: "Неинфекционный ВИЧ является патогенным микроорганизмом", хотя давно доказано, что никакой вирус не может, вызвать болезнь, если он не обладает способностью инфицировать клетку.
 Чтобы разоблачать ортодоксов от науки, мы обязаны оказывать сопротивление им и тем методам, с помощью которых они воплощают свои замыслы".

ПРОТИВОБОРСТВО


Борьба создателей "фармацевтических печей" и их последователей со СПИД-диссидентами давно вышла за рамки научных дискуссий. Так, на профессора П. Дюсберга постоянно оказывают давление, в том числе угрожают убить. Но ученый, в отличие от своих бывших коллег, наживших состояния на борьбе с "чумой*, предпочитает оставаться честным человеком, последовательно отстаивая свою позицию.
 С некоторыми людьми, мешающими делать деньги на СПИДе, уже расправились. Так, при невыясненных обстоятельствах погиб главный медицинский статистик, готовивший материал о том, что принимающие АЗТ умирают быстрее тех, кто его не употребляет.
 Во время берлинского конгресса по СПИДу группа ВИЧ-положительных гомосексуалистов, услуги которых были оплачены "Велкам", разгромила выставочный зал одного из конкурентов этой компании - швейцарского предприятия, производящего натуропатические лекарства для восстановления иммунной системы. Гомосексуалисты избили журналистку Джейн Шовтон - автора фильма о том, что в Африке никакой эпидемии ВИЧ/СПИДа нет, а есть многочисленные и давно известные болезни, которые стали так называть по инициативе Всемирной организации здравоохранения.
 Однако с каждым годом людям, делающим бизнес на СПИДе, скрывать правду становится все труднее. По данным профессора П. Дюсберга и его коллеги доктора Д. Расника, опубликованным в журнале "Континуум", "имеются ошеломляющие факты того, что ВИЧ-положительные пациенты, больные гемофилией и получающие АЗТ, в 4-5 раз чаще заболевали СПИДом и в 2-4 раза чаще умирали, чем не употреблявшие этот препарат и его аналоги.
 В журнале "Нейче" (Nature) в 1995 году указывалось, что смертность британских ВИЧ-положительных гемофиликов увеличилась в 10 раз с начала внедрения АЗТ на фармацевтический рынок. У гомосексуалистов-наркоманов, принимающих АЗТ, в 2-4 раза повышается риск заболеть пневмоцистной пневмонией, чем у тех, кто не употребляет этот препарат.
 Доказано, что профилактика с использованием АЗТ вызывает синдром изнурения и цитомегаловирусную инфекцию почти у всех СПИД-пациентов.
 Но смертельная опасность АЗТ подстерегает не только тех, чье здоровье уже было ранее подорвано наркотиками. Так, в 1992 году двум гомосексуалистам, у которых не было проблем со здоровьем, был поставлен ВИЧ-положительный диагноз и затем назначено лечение АЗТ" что привело к развитию у пациентов СПИДа с летальным исходом. Эти случаи были описаны в "Оук лен д трибьюн" (Oakland Tribune) и в "Нью-Йорк нейтив", в связи с судебным процессом против Кайзер-госпиталя (Kaiser Hospital) и "Велкам" - компании-производителя АЗТ.
 Родители семилетней Линдси Неиджел, которой поставили ВИЧ-положительный диагноз, подали в суд на "Велкам": уже в первые недели после начала приема препарата у девочки появились симптомы СПИДа - понос, рвота, потеря в весе, ее мучили страшные боли. Родители, проигнорировав в конце концов настояния врачей, рекомендовавших продолжать прием АЗТ, прекратили давать ей препарат, и девочке в скором времени стало значительно лучше, боли прекратились, начал восстанавливаться вес.
 Как отмечает доктор М. Уолкер, "18 марта 1996 года программа последних новостей канала Би-би-си "Панорама" (Panorama) посвятила свой выпуск исследованию причин, связанных с продвижением па рынок АЗТ и других "антиВИЧ/СПИД"-препаратов, а также информации о том, что АЗТ не только не приносит какой-либо пользы, но его побочные воздействия приводят к смерти людей с диагнозами "СПИД" или "ВИЧ+".
 Особое внимание было уделено широко разрекламированным заявлениям производителей препарата о том, что применение ЛЗТ и его аналогов на ранней стадии ВИЧ-инфекции якобы может способствовать сохранению жизни больного, что противоречит статистическим данным, опровергающим это утверждение. Было установлено, что преждевременные и неподтвержденные авансы АЗТ выдаются сейчас и по отношению к комбинациям медикаментов, подобным АЗТ, при отсутствии научных доказательств полезности такой терапии. Доктор Джеймс Палмер (Dr. James Palmer) из "Глаксо - Велкам" на вопрос, нет ли опасности в "повторении прежних ошибок, допущенных с АЗТ", вынужден был признать, что такой риск существует.
 Программа продолжила также освещение судебного разбирательства против производителей АЗТ. Подавшая иск в суд на компанию "Велкам" миссис Сью Трекелл (Sue Threakell) рассказала, что ее недавно умерший муж - больной гемофилией, получил ВИЧ-положительный диагноз в 1985 году. Однако чувствовал он себя вполне здоровым - до того времени, пока не начал проходить курс лечения АЗТ в 1989 году по совету врача.
 "Постепенно он начал терять в весе, - рассказывала вдова, - потом его стали одолевать другие инфекционные болезни. Я абсолютно уверена, что причина этих страданий покойного супруга - АЗТ (ретровир), который он принимал. Если вы посмотрите на документально подтверждаемые побочные эффекты АЗТ, то увидите очень большое сходство между ними и "официальными" симптомами СПИДа".
 По мнению адвоката, представлявшего в суде интересы вдовы, история болезни умершего подтверждает предположение, что причиной смерти стал именно этот препарат, а не его давнее, но не доставлявшее особых неприятностей заболевание.
 Исследуя провалившиеся испытания АЗТ, что не помешало лицензированию препарата, журналисты проинтервьюировали некоторых причастных к этой темной истории чиновников и участников этих экспериментов. Председатель консультативного комитета Управления по контролю за продуктами и лекарствами (США) доктор Ицхак Брок (Dr. Itzhak Brock), сказал; "У меня были серьезные сомнения по поводу наличия у нас всей необходимой информации об АЗТ - его токсичности, дозировке и ее обоснованности. Я полагал, что нам требовалось еще несколько месяцев для получения ответов от компании на все многочисленные вопросы".
 Сотрудник Управления по контролю за продуктами и лекарствами (FDA, США) доктор Эллен Купер (Dr. Ellen Cooper) заявила: "Мы ничего не знали об отдаленных последствиях применения АЗТ и настаивали на долговременном и тщательном исследовании препарата. Однако такие требования были проигнорированы".
 На основании другого поспешно проведенного исследования "Велкам" начала пиаровскую кампанию по привлечению к употреблению АЗТ тех, у кого ВИЧ-инфекция, как считалось, была на ранней стадии. "Если бы они начали регулярно принимать АЗТ, - пояснили аудитории журналисты Би-би-си, - это дало бы компании дополнительные огромные доходы: их дорогостоящий препарат мог длительное время продаваться людям, которые вовсе в нем не нуждались и фактически не были больны".
 Интересы компании активно поддержали государственные чиновники высокого ранга. Так, министр здравоохранения США Льюис В. Салливен (Louis W. Sullivan) настойчиво призывал население страны добровольно проходить ВИЧ-тестирование, способствуя тем самым расширению рынка сбыта АЗТ за счет все новых и новых ВИЧ-положительных пациентов, которые попадали в эту ловушку.
 Так как АЗТ стал одним из препаратов, приносящих наибольшие доходы, была организована мощная рекламная кампания, в ходе которой компания "Велкам" обещала ВИЧ-положительным людям "необычайное улучшение здоровья, разительный эффект", особенно в случае применения лекарства на ранней стадии заболевания. В то же время замалчивалось о неизбежности серьезных побочных воздействий или отрицательные свойства АЗТ сильно преуменьшались. Утверждалось, например, что количество людей с признаками тошноты якобы было "крайне незначительным". На самом деле эти симптомы отмечались у 22-27 % пациентов.
 Позиции компании сильно осложнились во время углубленного исследования АЗТ учеными и специалистами - участниками международное испытания "Конкорд" (Concorde trial). Результаты показали" что о каком-то клиническом улучшении при применении препарата не могло быть и речи, в то же время отмечалась возросшая смертность в группе пациентов, которые принимали АЗТ на ранней стадии после ВИЧ-положительного диагноза.
- Существует ли опасность для здоровья при применении АЗТ на ранней стадии СПИДа? - спросили научного секретаря испытания "Конкорд" доктора Тима Пето (Dr. Tim Peto).
- Безусловно. Вполне вероятна эта опасность также и на более поздних сроках использования препарата.
 Члены Медицинского исследовательского совета отметили беспрецедентный нажим со стороны компании, которая всеми путями стремилась исказить или исключить невыгодные для нее выводы исследования, которые в результате не попали в материал об итогах испытания, опубликованный в журнале "Ланцет". Представитель "Велкам" доктор Дэйвид Берри (Dr. David Barry) вынужден был признать, что компания оказывала давление на участников испытание: в целях ускорения решения вопроса об одобрении препарата.
 На презентации, которую компания "Велкам" провела для прессы и деловых кругов в Сити с целью приостановить начавшийся спад цен на свои акции, было заявлено, что "применение АЗТ на начальной стадии болезни может увеличить шанс на выживание."
 Руководитель испытания "Конкорд" от Великобритании профессор Дэвид Воррел (Prof. David Warrel) по этому поводу сделал следующее заявление:
- Мы шокированы действиями Фонда "Велкам". Я направил им письмо протеста против лживой информации, представленной на встрече в Сити.
- Вы получили ответ? - спросили ученого журналисты.
- Нет. Они не смогли "проглотить" как раз основные наши выводы: результаты исследования опровергают целесообразность применения АЗТ на ранней стадии лечения".
 В августе 2001 года на СПИД-диссидентском интернетовском сайте "Мифы СПИДа" (AIDS Myth com) была размещена следующая информация;
 "В июле 2001 года южноафриканский адвокат Энтони Бринк (Anthony Brink) от имени родственников больных" которые умерли в результате приема АЗТ, предъявил судебный иск в Южной Африке к фармацевтической компании - производителю АЗТ "Глаксо" (Glaxo Smith Kline).
 Ранее, в марте этого же года, адвокат выступил с открытым письмом к управляющему этой корпорации в ЮАР Джону Кеарнсю (John Kearney), в котором, в частности, говорилось: "В октябре 1999 года президент ЮАР Табо Мбеки выступил с обращением к парламенту страны, в котором указывалось на необходимость провести расследование по поводу последствий применения препарата АЗТ, в связи с тем что имеются многочисленные доказательства, подтверждающие вред, который наносит здоровью этот препарат". (На 13-й Всемирной конференции по СПИДу, проходившей в 2000 году в ЮАР, Т. Мбеки сделал заявление, в котором выразил поддержку позиции П. Дюсберга и других ученых СПИД-диссидентов, о чем более подробно будет рассказано в заключительной части книги. - Примеч. авт.)
 Далее в письме адвоката говорилось: "Южноафриканская общественность обеспокоена тем, что АЗТ является ядовитым веществом, которое вынуждены принимать ВИЧ/СПИД-пациенты. Это не должно быть секретом ни для кого, так как препарат был синтезирован в 60-е годы как экспериментальный клеточный токсин.
 Тем не менее ваша корпорация, заведомо это зная, торгует лекарством с 1987 года и до настоящего времени, игнорируя все научные исследования, подтверждающие тяжелые побочные действия, связанные о. употреблением АЗТ. Информация из медицинской литературы, указывающая на страшные факты этих последствий, приведена в моей книге "Спорный АЗТ: Т. Мбеки и дискуссия о препарате против СПИДа". Однако ваша компания держит в тайне, что препарат является ядовитым".
 Адвокат утверждал также, что многие клинические исследования препарата "категорически опровергают утверждения компании, что АЗТ предотвращает размножение ВИЧ".
 В ответе на это письмо корпорация "Глаксо" по-прежнему утверждала, что проверки АЗТ показывают, будто этот препарат является "эффективным комплексным компонентом комбинированной антиретровирусной терапии".
 От имени вдовы одного из СПИД-пациентов - покойного Джеймса Хейнмана (D. Hayman) адвокат потребовал от корпорации возмещения нанесенного вреда. В судебном деле, принятом к рассмотрению 4 июня 2001 года, фигурируют доказательства истцов, что смерть больного наступила вследствие его лечения препаратами АЗТ, назначаемыми против СПИДа: "Пациент не имел никаких симптомов заболевания к моменту, когда у него в июне 1997 года обнаружили антитела к ВИЧ и начали давать АЗТ. Месячный курс лекарственной терапии включал ежедневный прием 600 мг АЗТ и 300 мг другого аналогичного препарата ЗТС. Уже вскоре после начала лечения у пациента возникли болезни, сопровождавшиеся хронической диареей, рвотой, сильными головными болями, он жаловался на усталость, анемию. Его мучили судороги, началась прогрессивная потеря в весе.
 Пациент был трижды госпитализирован для лечения диареи и рвоты. При этом лабораторные исследования не выявили никакого инфекционного агента, вызвавшего эту патологию. За период болезни к моменту смерти вес больного упал с 68 до 42 кг".
 Поскольку большинство пациентов со СПИДом лечится с помощью АЗТ, возможный выигрыш истцами этого дела создаст прецедент для возбуждения многочисленных исков к фармацевтической корпорации - производителю, которая только в 2000 году продала АЗТ на сумму 1 миллиард долларов.
 Адвокат Э.Бринк совместно с группой ученых ряда стран также занимается расследованием случаев смерти ирландцев, больных гемофилией, лечившихся AST. 21 июня 2001 года эта группа внесла соответствующее представление в судебный орган - Трибунал Ирландии. В документе утверждается, что применение АЗТ приводит к подавлению иммунной системы. ВИЧ-положительные ирландцы - больные гемофилией - умерли в результате побочных эффектов от приема предписанных им антиретровирусных лекарств, которые вызывают болезни, диагностируемые как СПИД. Трибунал Ирландии принял к рассмотрению данное представление".
 Однако, несмотря на многочисленные разоблачения политики производителей АЗТ и его аналогов, эти препараты по-прежнему остаются безальтернативными медикаментозными средствами, применяемыми СПИД-медициной для лечения и профилактики ВИЧ/СПИДа во многих странах, в том числе и в России.

АЗТ: РОССИЙСКИЙ ВАРИАНТ


Работы по производству российского аналога АЗТ начались в 1992 году. К этому периоду в стране в основном сложились корпоративная структура организации борьбы с. ВИЧ/СПИДом и условия для применения испытанного на Западе метода сосредоточения диагностики и лечения ВИЧ/СПИДа в руках одной группы - ученых, представителей фармацевтической промышленности, при поддержке властей, общественных и множества других официальных и неофициальных организаций, борющихся со СПИДом.
 Однако в этой системе не хватало важного элемента - возможности не зависеть от импорта дорогостоящего АЗТ, который закупался для лечения и профилактики ВИЧ/СПИДа. Для освоения выпуска российского аналога препарата в 1992 году была создана "Производственная коммерческая ассоциация АЗТ".
 Нужно было, как указывалось в официальном бюллетене Ассоциации, "объединить усилия вошедших в ассоциацию коллективов ученых, технологов, клиницистов и производственников в связи с необходимостью разработки, изготовления и внедрения в клиническую практику фармацевтических препаратов, применяемых для терапии СПИДа.
 У истоков создания Ассоциации стояли профессор Б.В. Арзамасцев (токсикология и фармакология), академик РАМН А.А. Краевский (молекулярная биология), профессор Р.П. Бибилашвили (генная инженерия), профессор Г.А. Галего (вирусология) и др. Основные научные подразделения и офисы расположены в Кардиологическом научном центре РАМН, руководимом академиком РАН Б.И. Чазовым. Возглавили работы президент РАМН В.И. Покровский и профессор В.В. Покровский.
 Были открыты лаборатории, где на основе технологии химического синтеза создана субстанция азидотимидина, получено разрешение Фармкомитета Минздрава РФ на клиническое применение АЗТ для терапии СПИДа".
 1993 год был ознаменован регистрацией российского аналога АЗТ. Скепсис зарубежных специалистов по поводу качества препарата активно нейтрализовался нашими учеными, заверявшими общественность, что лекарство совершенно идентично западному аналогу.
 Таким образом, и побочные действия российского АЗТ, приводящие к тяжелым последствиям для здоровья, были адекватны препарату, производимому "Велкам".
 Информация из Регистра лекарственных средств России (М., 2000):
 "Зидовудин: (Zidovudine). Синоним: Ретровир АЗиТи (Retrovir AZT)
 Противовирусное средство из группы производных азидотимидина. Действует на вирусную ДНК... нарушая ее синтез и снижая репликацию вирусов (их размножение в клетке. - Примеч. авт.). Зидовудин продлевает жизнь ВИЧ-инфицированных пациентов, снижает частоту и тяжесть инфекционных заболеваний, вызываемых условно-патогенными микроорганизмами.
 Показания: ранние, с числом Т4-клеток менее 500 куб. мм и поздние стадии ВИЧ-инфекции, профилактика ВИЧ-инфицированного плода.
 Побочные действия: анемия, нейтропения (пониженное количество нейтрофилов - клеток крови, влияющих на состояние иммунитета. - Примеч. авт.), лейкопения (пониженное содержание лейкоцитов. - Примеч. авт.), рвота, боли в животе, отсутствие аппетита, диспепсия (расстройство функций желудочнокишечного тракта. - Примеч. авт.)" повышение температуры, головная боль".
 Как указывалось в бюллетене Ассоциации, "были проведены исследования и по разработке нового препарата - "Н-фосфата азидотимидина", торговая марка - "Фосфазид", запатентованная в США, Европе, Японии и Южной Корее. Мощности Ассоциации по производству российского варианта этого препарата всего за два года с начала работы позволили полностью обеспечить потребности России, Белоруссии и Украины в АЗТ- до 10 миллионов капсул в год. В планах - разработка новых аналогов АЗТ с целью более эффективного и целенаправленного его воздействия на лимфоциты человека и клетки центральной нервной системы".
 В 1998 году руководители Ассоциации заявляли, что к 2002 году потребуется обеспечить их продукцией до 100 тысяч ВИЧ-инфицированных россиян. Этот прогноз был реализован уже к апрелю 2001 года, и перспективы сбыта препарата весьма радужные, так как, по упомянутым выше подсчетам В.В. Покровского, уже к 2003 году "1 миллион россиян умрут, если не будут получать адекватного лечения". Нетрудно догадаться, что это обеспечит процветание производства, продолжение научных исследований, финансовое благополучие Ассоциации и всех причастных к ней многочисленных "борцов" со СПИДом.
 В 1998 году были закончены разработки фосфазида - так называемого ингибитора обратное транскриптазы.
 Разработчики представляют свое лекарство, разумеется, в самом лучшем свете. Один из участников создания фосфазида академик В.В. Покровский в интервью газете "Помоги себе сам" (2000, N8) уверяет, что "это прорыв в науке и препарат можно принимать, не боясь осложнений". В 2000 году группа разработчиков, в том числе и В.В.Покровский, была награждена за эти исследования Государственной премией РФ.
 Некоторые газеты, доверяя информации, предоставленной им создателями нового препарата или их коллегами, в 2000-2001 годах восторженно писали: "Есть улучшенный препарат - фосфазид (никавир), созданный в российских лабораториях, и мы по праву гордимся этой уникальной разработкой. Фосфазид в 20 раз менее токсичен и дешевле, чем западные аналоги. Авторы ждут заказа, чтобы начать производство..., "Новое лекарство создала группа ученых-подвижников. Они отвергли заманчивые предложения работать в очень престижных лабораториях мира. Они стоически выносили безденежье, вранье и липовые обещания..." и т.п.
 Сами разработчики ранее утверждали" что фосфазид не в 20, а в 6 раз менее токсичен, чем АЗТ. Разъяснения с их стороны по поводу такого разночтения в оценке токсичности и побочных воздействий фосфазида в печати обнаружить не удалось. Так же как, впрочем, и официальной информации о фармакологических свойствах нового лекарства, которое не удалось найти даже в наиболее, пожалуй, подробном справочнике - Регистре лекарственных средств России.
 Но если допустить, что фосфазид действительно в 6 или пусть даже в 20 раз менее токсичен, чем убойный АЗТ, то, уменьшив на это число раз 1000-кратную "ошибку" компании "Велкам" в оценке токсичности своего детища, можно расчетным путем получить ориентировочную оценку токсичности фосфазида для организма. Примеров выздоровления хотя бы одного пациента от СПИДа как с помощью АЗТ, так и этого препарата, его создатели не приводят, по-прежнему акцентируя внимание общественности на том, что болезнь остается заведомо неизлечимой.